Добавленные альбомы

B (2) | D (1) | T (1) | А (5) | Б (6) | В (8) | Г (6) | Д (2) | Е (1) | З (1) | К (6) | Л (1) | М (1) | О (1) | П (3) | Р (1) | С (5) | Т (2) | Ф (3) | Х (1) | Ш (81) | Щ (4) | Э (8) | Ю (16) | Я (30)

Bruno Oja (Оя Бруно Вернер)

Bruno Oja
Дата рождения
1933-02-12
Дата смерти
2002-10-09

Оя Бруно Вернер (по рождению - Bruno Oja ; артистическая фамилия-псевдоним - Bruno O’Ya; 12.02.1933 - 09.10.2002) - известный и популярный в СССР эстонский актёр театра и кино, эстрадный певец, джазовый музыкант, поэт-композитор и автор песен, профессиональный спортсмен и дипломированный врач-психотерапевт. Родился 12-го февраля 1933-го года в столице Эстонии городе Таллинне. Окончил факультет медицины Тартуского Государственного Университета (г.Тарту, Эстония), Московский Медицинский Институт (г.Москва, Россия), а так же Рижскую Актёрскую Студию Драматического Мастерства, Эстрады и Пантомимы (г.Рига, Латвия). Музыкой начал заниматься с 5-летнего возраста, по наставлению родителей, брал уроки игры на фортепиано. В молодости активно занимался спортом. Имея более чем двух-метровый рост, в начале-середине 1950-ых годов Бруно являлся капитаном Эстонской Сборной Команды "Калев" ("Kalev") по баскетболу и в 1952-ом году входил в состав Советской Олимпийской Баскетбольной Сборной на XV-ых Летних Олимпийских Играх проходивших в Финляндии (команда получила престижное 2-ое место - "Серебро"), а также играл в Рижской Команде "Спартак" по Водному поло. Получил спортивные звания: Мастер Спорта по Водному поло и Кандидат в Мастера Спорта по Баскетболу. За свою многолетнюю актёрскую карьеру неоднократно становился лауреатом и получил немалое количество высоких призов в области Искусства Кинематографии.
В начале своей творческой карьеры, с 1957-го по 1963-ий годы, Бруно Оя играл в театре и выступал певцом на эстраде в городе Рига, работая в составе квинтета под управлением тогда ещё начинающего маэстро Раймонда Паулса. Неплохо играл на гитаре, контрабасе, аккордеоне, органе и фортепиано. Сочинял свои первые джазовые музыкальные композиции и песни. Был одним из основателей после-военного советско-латышского джаза, на протяжении пяти лет являлся президентом Рижской Молодёжной Джазовой Федерации (Рижский Джаз-Клуб) и стал одним из главных организаторов первых официальных джазовых фестивалей в Прибалтике. В 1966-1967 годах, по приглашению из Москвы, неоднократно выступал в популярной Московской Эстрадно-Джазовой и концертно-развлекательной программе (пел известные джазовые шлягеры тех лет на английском языке, демонстрируя свои способности к джазовому вокалу) вместе со знаменитым московским оркестром "ВИО-66" ("Вокально Инструментальный Оркестр - 1966") под руководством известных российских джазменов того времени - Юрия Саульского и Алексея Козлова. Выступал в совместных программах с "ВИО-66" совместно с популярными исполнителями тех лет: Вадимом Мулерманом, Ниной Бродской, Джильдой Мажейкайте, пианистом Игорем Брилем, артистом пантомимы Александром Жеромским и многими другими артистами.
Ещё в 1959-1960-ом годах, добившиcь первых определённых успехов на музыкальной сцене, Бруно Оя становится членом Рижской Актёрской Студии Драматического Мастерства и вскоре получает приглашение вести на Латышском Республиканском Телевидении развлекательную программу под названием - "Nativeland", ставшую первым широким и решающим дебютом для актёрской карьеры Бруно. После чего его постепенно начинают приглашать сниматься в кино и в 1959-1960-ом годах начинающий актёр впервые дебютировал в двух эпизодических кино-ролях. В течении следующего года, в период его работы на латышском ТВ и Эстраде в городе Рига, артистические способности молодого человека заметил и пригласил на съёмки своей первой дебютной картины известный советский комедийный кинорежиссёр Георгий Данелия. Съёмки в фильмах "Путь к причалу" (реж. Г.Данелия, 1962 г.) и "Сорок девять дней" (реж. Г.Габай, 1962 г.) принесли артисту первую широкую известность у зрителей и закрепили за ним прочный статус подающего надежды молодого талантливого актёра. В начале своей кино-карьеры актёр снимался в фильмах производства СССР, а так же в латышских, литовских и грузинских картинах.
Советским кинозрителям Бруно Оя хорошо знаком по фильмам 1960-х годов: "Отчая земля" (1959), "Твоё счастье" (1960), "Путь к причалу" (1962), "Сорок девять дней" (1962), "Генерал и маргаритки" (1963), "Домик в дюнах" (1963), "Выстрел в тумане" (1963), "Жаворонок" (1964), "Время, вперед!" (1965), "На одной планете" (1965), "Помни, Каспар!" (1965), "Рано утром" (1965), "Гиперболоид инженера Гарина" (1965), "Операция "Трест" (1967) и другие. В 1965-ом году, картина "Жаворонок" (военно-историческая драма, реж. Л.Менакер и Н.Курихин, 1964 г.) с его участием в одной из главных ролей, получила Гран-При "Золотую пальмовую ветвь" Международного Каннского Кино-фестиваля в номинации "Лучший Иностранный Фильм - 1965".
В том же 1965-ом Бруно Оя снялся в фильме изменившем всю его дальнейшую жизнь и принёсшим молодому артисту настоящую широкую известность и зрительское признание - в картине литовского режиссера Витаутаса Жалакявичюса "Никто не хотел умирать" (Литва, 1965 г.). Кино-картина собрала целый ряд престижных призов. Летом 1966-го фильм "Никто не хотел умирать" получил награду Карловарского Международного Кино-Фестиваля (г.Карловы Вары, Чехословакия), Приз Фестиваля Прибалтийского Кино и главный приз Гран-При Всесоюзного Кино-фестиваля СССР проходившем в Киеве, а в 1967-ом году Бруно Оя был удостоен звания Лауреата Государственной премии СССР за роль Бронюса Локиса, одну из главных ролей в этой картине. Союз Кинематографистов СССР планировал показать эту картину на главном европейском Международном Каннском Кинофестивале, однако в последний момент по "идеологическим соображениям" высшие чиновники от министерства культуры передумали, боясь слишком большой популярности "свалившейся на долю" молодых и харизматичных прибалтийских актёров, воспользовавшись которой они могли бы получить выгодные зарубежные контракты и остаться работать на Западе.
С 1965-го года, после кинопроката ставшей для многих культовой картины "Никто не хотел умирать", к актёру Бруно Оя приходит всесоюзная популярность. Его постоянно приглашают на творческие вечера в различные города страны, о нём постоянно пишут журналы и пресса, а письма от поклонниц, влюблённых в образ "скандинавского викинга", начинают поступать на его адрес мешками. По многочисленным зрительским опросам, в период с 1965-го по 1967-ой годы, советские кинозрители считали Бруно Оя "вторым артистом" по популярности и харизме, после великолепного российского актёра Иннокентия Смоктуновского. С началом 1960-х по середину 1970-х в Советском Кинематографе началась большая "мода" на прибалтийских актрис и актёров (литовских, эстонских и латышских, не столь "приевшихся" публике и успешно игравших роли "иностранцев" в Советском Кино), таких как: Р.Адомайтис, Ю.Будрайтис, Д.Банионис, А.Масюлис, В.Томкус, Л.Норейка, Бруно Оя, Юри Ярвет, Олев Эскола, Лембит Ульфсак, Микк Миккивер, Леонхард Мерзин, Эва Киви, Ита Эвер, Элле Кулль, А.Лицитис, К.Себрис, В.Скулме, Г.Плаценс, И.Калныньш, В.Артмане, Л.Озолиня, М.Мартинсоне и другие - были широко востребованы в отечественной кино-индустрии, а их имена являлись хорошо знакомыми всем любителям жанра.
После успешных ролей в советском кино, талантливый артист был замечен европейскими кино-производителями и в 1967-ом году, в порядке "обмена опытом" Бруно Оя был официально командирован Госкомитетом Кинематографии СССР на творческую работу в Польшу (для участия в совместных советско-польских кино-театральных проектах). Начиная с 1967-го года актёр в течении двух с половиной лет постоянно проживал в Польше и работал сотрудником Культурного Центра города Вроцлав. Спустя год, в 1968-ом актёр снялся в своём первом польском драматическом фильме "Когда любовь была преступлением" (реж. Яан Рябковски). Начиная с этого момента снимался во многих польских кинокартинах того времени, работал на Центральном Польском Телевидении, в городских театрах Кракова и Любека, на Государственном Польском Радио и официальной эстраде. Писал сценарии для эстрадно-музыкальных развлекательных телевизионных программ Польского ТВ. Сочинял тексты и музыку к песням, в том числе написал песни для польской исторической музыкальной моно-драмы "Сага о Бутриме".
В 1970-ом, Бруно Оя женился на польской гражданке, за что вскоре был незаслуженно подвергнут жесточайшей критике советскими "идеологическими комитетами" и 4 февраля 1971-го года навсегда исключён из рядов "СК" (Союза Кинематографистов СССР), полностью выведен из состава советских актёров и безвозвратно лишён членского билета "Союза Кинематографистов". Проблема заключалась ещё и в том, что и сам Бруно Оя, по личному признанию, не хотел оставаться сугубо "про-советским" артистом и всегда стремился выйти за рамки популярности в одной стране. В итоге, в СССР на имя артиста было положено жёсткое вне-гласное "табу", о нём перестали говорить, писать статьи в журналах, публиковать интервью, хотя в народе его роли зрители хорошо помнили. Из-за сложившейся ситуации актёра больше не приглашали сниматься в советском кино и Бруно Оя, на долгое время был вынужден остаться жить и работать в Польше. Большую часть своей эмигрантской жизни актёр прожил в польском городе Вроцлав. Годы спустя, в одном из интервью, Бруно Оя признался, что всегда продолжал считать себя "гражданином СССР" и никогда не менял свой паспорт и советское гражданство, вплоть до развала страны в 1991-ом...
За 15 лет своего кинематографического и музыкального творчества, к середине 1970-х годов Бруно Оя сыграл в 37-ми кинокартинах, выступил в десятках ТВ-Шоу и спел более чем в тысяче концертах.
В дальнейшие годы артист активно и не менее успешно работал в кинематографе разных стран Восточной и Западной Европы, и Скандинавии. Снимался вместе с известными актёрами европейского кинематографа. Работал в Польше, Чехословакии, Германии (ГДР и ФРГ), Венгрии, Болгарии, Финляндии, Швейцарии и других странах. Снялся более чем в ста (100) кинофильмах и теле-сериалах. Самой крупной и известной ролью Бруно Оя в зарубежном кино (изначально роль писалась для знаменитого американского актёра Кирка Дугласа, исполнителя роли Спартака, в одноимённом голливудском фильме) стало участие в главной роли в культовом польском криминальном вестерне "Волчье эхо" ("Волчий вой"/"Wilcze echa"; реж. Александр Скибор-Рыльский, 1968 г.), принёсшим Бруно Оя "Золотую награду" - За "Лучшую Мужскую роль" на крупнейшем Азиатском Международном Кино-фестивале проходившем в Phnom Phen (г.Пном Пен, Республика Камбоджа). Были и другие известные работы, например такие, как участие в главной роли в известном в начале 70-х "индейском" вестерне под названием "Смертельная ошибка" (Германия, реж. Конрад Питзольд, 1970 г.), вместе с супер-популярным в СССР и Восточной Европе актёром Гойко Митичем (исполнителем многочисленных ролей американских индейцев). Затем, в карьере Бруно Оя было заметное участие в роли "второго плана" в таком известном и знаковом фильме, как знаменитая польская историческая драма-эпопея "Потоп" (реж. Ежи Хоффман, 1974 г.), получившая американскую кино-премию "Оскар", за "Лучший Иностранный Фильм 1975 года" (до сих пор считающийся в Польше одной из самых лучших польских картин всех времён!).
Не взирая на опальное отношение к актёру в СССР, помня его талант и известность советские режиссеры в 70-е годы дважды приглашали Бруно Оя для съёмок в "совместных" кино-проектах. В 70-ые годы артист сыграл в совместной советско-немецкой исторической картине - "Чёрные сухари" (реж. Г.Раппапорт, 1971 г.), а так же в популярной у советского зрителя cовместной советско-венгерско-чехословацкой политической драме "Кентавры"(реж. Витаутас Жалакявичюс, 1978 г.), получившей главный приз Всесоюзного Кино-фестиваля СССР.
В 1977-ом году, актёр успешно снялся в главной роли (роль Джека Лондона) в чехословацком приключенческом теле-сериале "Бегство из Золотого Края" (1977 г.), по мотивам классических рассказов английского писателя Джека Лондона. А в 1978-ом году, Бруно Оя, вместе с известной английской актрисой Кейт O' Мара (Кейт Кэрролл) и финской супер-моделью "королевой красоты-1975" - Анне-Мари Похтамо, снялся в главной роли в финской детективно-приключенческой драме "Неизвестный друг" (реж. Ларс Дж.Телестам), снятой по роману популярного финского писателя Маури Сариола, фильм получил несколько кинопремий на главном Национальном Финском Кино-фестивале - "Jussi Awards-78". В дальнейшей съёмочной карьере Бруно Оя успешно снялся в польской молодёжной драме о проблемах наркомании "Час выживания" (реж. Мечеслав Вацковски, 1984 г.), получившей приз "За лучшую режиссуру" на Международном Кинофестивале в Сан-Себастьяне (Испания), а так же, в популярных польских фантастических комедиях - "Поезд в Голливуд" (реж. Радослав Пивоварски, 1987 г., приз МКФ в Нью-Орлеане, США) и "Пан Клякса в космосе" (реж. Криштоф Градовски, про-во: Польша-Чехословакия, 1988 г.).
Находясь на пике своей творческой карьеры, в 1977-ом году Бруно Оя написал на польском языке и издал в Польше свою первую автобиографическую книгу-пособие для начинающих актёров, под названием: "Przepraszam, czy pan jest aktorem?" ("Простите, вы актёр?"), до сих пор востребованную в актёрской среде и ставшую букинистической редкостью. Давно уйдя из большого спорта, в первой половине 1970-х годов проживая в Польше Бруно увлекался ездой на спортивных лошадях. Кроме съёмок в кино и работе в театре, любовью к лошадям и занятий литераторством, артист никогда не расставался со своей любовью к музыке и пению. В 1970-ые годы, Бруно Оя записал несколько музыкальных грампластинок-миньонов, в том числе и со своими авторскими произведениями, эстрадными песнями и инструментальными джазовыми композициями. В середине 1970-ых, среди любителей жанровой песни в СССР стал широко известен диск-гигант певца под названием - "Я иду, иду, иду..." с народными "уличными" русскими музыкальными произведениями (исполненными в весёлой комической сольной манере и инструментальном стиле "а-ля рюс"), который Бруно Оя записал вместе с инструментальным оркестром знакомых финских музыкантов в ноябре 1973-го на студии "Finnvox Studios" в столице Финляндии городе Хельсинки, при деятельной помощи финского продюсера Рейно Бекмана. Замечательные инструментальные аранжировки всех произведений на пластинке сделал финский музыкант Рауно Лехтинен (который так же сыграл в альбоме все партии скрипки, мандолины и домры). Благодаря великолепно сыгранному и подобранному песенному материалу, а так же замечательному актёрскому дарованию Бруно Оя, пластинка получилась очень "живой", стильной, драйвовой и бесспорно сделанной на высоком профессиональном уровне.
За свою долгую творческую кино-карьеру, Бруно Оя самолично овладел шестью иностранными языками, которые специально изучил для работы в зарубежном кинематографе. Четыре раза актёр был женат. Имеет одного ребёнка (дочь Доминика Оя в настоящее время проживает в Австрии, где работает фото-моделью). После 30-летней работы в кино, в 1990-ом году артист завершил работу в зарубежном кинематографе и в 1991-ом, оставив в Польше почти всё своё имущество бывшей семье (большой дом и все вещи), спустя четверть века вернувшись на свою родину в Эстонию, где в начале занялся коммерцией (вложил деньги в торговое предприятие занимающееся контрактами с зарубежными фирмами), а позднее открыл свой ресторан. Некоторое время спустя Бруно Оя основал в Эстонии свой частный Фонд Помощи ("ENNA") молодым начинающим эстонским актёрам.
Будучи по основной профессии медиком-психотерапевтом, Бруно Оя периодически читал лекции по психологии. Неоднократно выступал со своими творческими вечерами, и хотя эстонская публика была хорошо знакома с его творческими достижениями в кино-искусстве и большинство зрителей относилось к актёру с уважением и его творческие вечера всегда собирали немалую публику, некоторым про-националистически настроенным гражданам независимой Эстонии не давал покоя его прежний успех, связанный с успешной работой в прежнем про-коммунистическом советском кинематографе в 60-ые (как и в отношении к популярному певцу Георгу Отсу). Отдельные, особо ретивые эстонские журналисты в середине 1990-х годов незаслуженно обвиняли певца и актёра (самого пострадавшего от советской системы) в эдаком "творческом коллаброционизме" из-за сотрудничества артиста с оккупационной советской властью в 1960-е. Сам актёр относился к подобным "обвинениям" со свойственной ему мудрой иронией, говоря, что "подобные черты присущи любой маленькой нации, всегда с некоей обидой и ревностью воспринимающей успех и победы своих соотечественников у других народов". Однако, безусловно артиста обижал такой необъективный и "политизированный" подход к его творческой карьере у своих соплеменников. И хотя Бруно Оя обладал "диким" внутренним темпераментом на сцене, в жизни он всегда отличался выдержанным нравом, был открыт для общения и любил людей.
В середине 90-х годов Бруно Оя продолжал заниматься любимой музыкой и записывать свои авторские композиции, неоднократно выходившие в СД-сборниках эстонских исполнителей эстрадно-джазовой музыки. Последние годы жизни актёр постоянно проживал в городе Тарту (Эстония). Находясь на пенсии руководил студией начинающих фото-моделей "TOP", при Тартусском Доме Молодёжи, где преподавал актёрский "мастер-класс" и искусство фото-портфолио. Увлекался игрой в шахматы и профессиональной художественной фотографией.
В 1998-ом году, Бруно Оя перенес инсульт, был частично парализован и получил инвалидность 2-ой группы, но благодаря силе воли (актёру пришлось разрабатывать руки, заново учиться ходить и говорить) он смог почти полностью оправиться и восстановиться после тяжёлой болезни. В 2000-ом году, Бруно Оя написал и издал двух-томную книгу мемуаров (воспоминаний) о своей насыщенной событиями жизни, под названием "Гостем в этом мире" (в настоящее время опубликован только 1-ый том), а так же, наконец-то впервые снялся в нескольких эпизодических ролях в эстонских кино-картинах (до этого момента, по стечению обстоятельств, эстонский актёр Бруно Оя ни разу не снимался в кинофильмах на своей родине).
9 октября 2002-го года, Бруно Оя скончался от прогрессирующего рака, не дожив всего четыре месяца до своего 70-летнего юбилея. Похоронен артист в эстонском городе Тарту (где проживал в последние годы), на кладбище городского крематория "Рахумяэ" (Rahumae)